Литературный портал Петербургские мосты

Борис Панкин

Борис Панкин

Дата рождения: 1966
Место проживания: Москва
Электронная почта: bpankin@gmail.com
Домашняя страница: http://www.pankin.ru

Стихи

…и на пустое место ставит слово
И.Б.

Допустим, умер Бог, а мы за ним.
И все что есть — давным-давно истлело.
Впустую носим призрачное тело
И в пустоте пустое говорим.

Допустим, мы — индукционный ток,
Вибрация бессмыслицы в эфире,
Фантомный разум в иллюзорном мире,
Сон мотылька, в котором умер Бог.

Тогда к чему вся эта суета?
Бесплотные порхания над бездной?
Мой бедный Дант, сотри своё с листа.

Всё ерунда. Ты тоже ерунда.
Ты изначально не был никогда.
И все слова пусты и бесполезны.

в час ночи лёг и умер до семи
потом опять как хочешь но воскресни
на бреющем тяни до осени
вперед и с песней

до отпуска в начале сентября
когда сезон в крыму и в коктебеле
случится рай короче говоря
на две недели

сейчас и здесь над городом жара
спасенья нет от кондиционера
в конторе и подземка по утрам
мотает нервы

сейчас и здесь идешь сквозь эту взвесь
сквозь эту муть дрейфуешь снулой рыбой
не думай для чего зачем ты здесь
себе на гибель

зачем тебе вся эта кутерьма
чем дальше тем глупей и бесполезней
все эти флуктуации ума
вперед и с песней

бесцельно каждой ночью умирай
бессмысленно плетись подобно кляче
с утра но помни есть волшебный край
где всё иначе

а ты прекрасна без извилин (с)

«бесплатная доставка пиццы
три-дабл-ю-домпицца-ру»
подруга хочет за границу
и выдающуюся грудь
а мне мерещится и мнится
что я вот-вот отправлюсь в путь

снимусь с обжитых мест однажды
соорудив известный жест
томимый не духовной жаждой
а тем что ерунда окрест
не ерунда пускай но лажа
чем и оправдан мой отъезд

в места пустынные глухие
руси посконной ипостась
где до сих пор года лихие
где кис гламурных отродясь
не видывали там такие
не приживаются сдалась

ей эта грудь а мне томленье
в душе и нездоровый зуд
в ногах а завтра воскресенье
и пиццу долго не везут
и нет от щебета спасенья
любить иных не крест но труд

пятые сутки идет дождь
третьи сутки озноб
ты мне любимая врёшь врёшь
вгоняешь меня в гроб

смотришь искоса наклоня
голову говоришь
что давно не любишь меня
я тебе не верю малыш

что же теперь столько лет коту
разом вот так под хвост
хочешь в ноги тебе упаду
хочешь умру всерьёз

будешь потом каждый день жалеть
что так обошлась со мной
будешь безудержно слёзы лить
в кладбищенский перегной

синий платочек в руках теребя
(всхлипы икота рёв)
кто тогда утешит тебя
некому — я же мёртв

поезд въезжает в дождь
в стену дождя
по вагонам проходит дрожь
брызги летят

словно в пространстве — рябь
раз — переход
из июня в сентябрь
в промозглый холод

поезд въезжает в сон
но — наяву
скрежет встает вагон
сойди в траву

пройди по руинам — там
где ты жил
где неуют нищета
ветрено (не дрожи)

вернись в эту реку вновь
в прошлое повтори:
«миром правит любовь»
сплюнь, разотри.

и жизнь твоя не настоящая
и смерть нелепою была
лежи теперь в сосновом ящике
обыкновенного стола

в страницы книги замурованный
веди пустым минутам счет
пока другой командированный
тебя однажды не прочтет

с гримасой скуки и уныния
на плохо выбритом лице
чья жизни оборвется линия
нелепым приступом в конце

здравствуй небо и ты с пропеллером на спине
тоже здравствуй взгляни на город он весь в огне
особенно в этом ракурсе с этих высот
глянь как медленно электричка к нему ползет

здравствуй небо здравствуй воля прощай дедал
я уже отучился в школе долги раздал
наркодилерам криту миносу и семье
оставляю тебя внизу на чумной земле

оставляю тебя прозябанию всем вещам
что ты так ценил по жизни и мне завещал
эта тяга твоя к горилке свиным хрящам
к потным бабам интригам кинжалам-дефис-плащам

не желаю жить в этом аду в этой стране
лучше замертво упаду пропаду в волне
так прощай мой кошмарный сон прошлогодний снег

прощай и ты толстый смешной человек
с нелепым своим пропеллером на спине

И счастье счастья не приносит
Борис Рыжий


…там бабушка мучила рыбу
для кошек варила обед
и вонь намекала на гибель
того что прошло чего нет

каникулы дачное лето
пятнадцать минут до реки
четыре часа до обеда
и вечность до школы беги

по небу где мячик футбольный
с востока на запад летит
где если споткнешься не больно
где ты малолетний бандит

для нервных соседей и кошек
где так беззаботно душе
где счастье на счастье похоже
и мне еще девять уже

…тянется низкая нота, словно струна
вибрирует в заунывных руках акына.
это такая местность, ландшафт, страна,
мутная пелена, не погода — климат.

вязкий суглинок, низкое небо, дождь.
с октября по апрель солнца как не бывало.
как ты там в этой слякоти, брат, живешь?
что тебя согревает — спирт, одеяло?

женщина с утомлённым за жизнь лицом?
пальцы её холодны, как вода в заливе.
это судьба-злодейка в конце концов,
сказать по-другому — условия краевые.

отсюда и мутная одурь в глазах, и сны
не отличимы от монотонной яви.
так щуке, к примеру, не отличить от блесны
жертву свою, и это в перечне правил.

с тем и проходит в сумерках до темна
большая часть будней, как песня, длинных.
тянется низкая нота, звенит струна,
вибрирует в заунывных руках акына.

сделавши харакири не плачут по
испорченному костюму кишкам наружу
недочитанному роману эдгара по
(рюноско акутагавы эдогавы рэмпо)
недослушанной композиции в стиле фьюжн

сделавши харакири глядишь вперед
заново просветленный как вечный ленин
видишь это вселенная вспорола себе живот
и из этой распахнутой ножевой
ласково приближаются чьи-то тени

…у нее занавески в разводах
В.В.

ты будешь жить, ты будешь долго жить:
растить детей, варить супы и кашки,
стирать платки, трусы, носки, рубашки.
по выходным под пиво грызть фисташки,
уютом и покоем дорожить.

ты будешь жить, ты будешь жить всегда:
дарить подарки близким и знакомым
на праздники; не выходя из комы,
блюсти порядок в анфиладе комнат,
все время чем-то важным занята.

я тоже буду жить: пока вода
из кухонного вытекает крана,
и зарастает ржавчиною ванна,
и покрывает плесень дно стакана,
и догорает давняя звезда.

..как будто бы это не мы с тобой, —
посторонние, что ли.
словно — это не у меня запой,
это не я без боя
оставляю последние рубежи,
вязну во лжи.

как будто бы это все как в кино. —
силуэты с экрана.
в зрительном зале темным-темно,
киномеханик, пьяно
кашляя, курит сырой памир,
рушится мир.

а фильм бездарный, с массой длиннот,
да и снят на свему,
и нет никакого кайфа от
него — всё не в тему.
но я сижу как дурак в последнем ряду —
никак не уйду.

Пролистать наверх