Литературный портал Петербургские мосты

Феликс Лукницкий

Дата рождения:
Место проживания: С-Петербург
Электронная почта: lfelix37@mail.ru
Домашняя страница: http://www.piiter.ru/authors.php?aid=206

Стихи

Нам 20 лет. Нам море по колено.
Нам, говорят, открыты все дороги.
Девчонки же – юбчонки по колено,
Но в большинстве – святые недотроги.

Нам 20 лет. Мы тупы, как полено,
Но суждены костры и пепелища.
А девочки – юбчонки по колено,
И лишь в Любовь распахнуты глазища.

Нам 20 лет. Вандалы Обь и Лену –
В бездонные пустыни снаряжают…
А девочки, юбчонки по колено, —
Талантливых детей нам нарожают.

Нам 20 лет. Нам тесно во Вселенной.
Мы вышли из квартиры коммунальной.
А девочки, юбчонки по колено, —
Проводят нас молитвой поминальной.

Иосифу Бродскому

Дышал, как в былом, октябрь ветрами,
Тучи по небу вызмеив…
Начал к зиме заклеивать рамы,
А тут – на почту вызвали.

Живу я не в Сити и не на Монмартре, —
На Петроградской живу стороне,
И те стихи, что ты выслал в марте,
Спасибо – доставили мне в октябре.

То ли полгода штормила Атлантика,
Нелётной погодой связь прекратив,
То ли ваша почтовая братия
Бастовала, посасывая аперитив,

Народы ли – меж Нью-Йорком и Питером –
Стихи прочитали, — согласен, пусть…
Таможня ль с ГБ, скуки не вытерпев,
Спешно учили их наизусть?..

Вот и представь, как мне душу греет
Порыв всеобщий – к стихам, к тебе,-
И я становлюсь заметно добрее
К погоде, к таможне, к КГБ…

На всём скаку в препятствие воткнуться…
Очнуться, оглядеться, оглянуться…
На время – от работы увернуться, —
На море (по путёвке или без)
Или на Свирь – чуть выше Свирской ГЭС.

Уснуть безбедно в сараюшке утлом…
Проснуться, пробежаться ранним утром,
Топча беспутно россыпь перламутра –
Росы на свеже-скошенной траве.
И там остаться – на неделю-две, —

На молоке, картошке, хлебе, луке…
Уйти в стихи, чтобы не взвыть от скуки,
И сдаться добровольно на поруки –
Окрестным перелескам и лесам,
Теряя счёт – и суткам, и часам…

Вернуться – между вечером и утром, —
Автобусом ли, ветерком попутным…
Полу-безгрешным и полу-беспутным.
И сочетая грацию кита
С изяществом голодного кота, —

Пройтись по полкам – чайным и посудным,
Найти и в миг умять остатки супа…
И став почти ручным и неподсудным,
Примериться (святая простота) –

И прикорнуть – на краешке дивана.
Чтоб поутру Та, что встаёт столь рано,
Приметила.
И всё навек простив, —
Не преминула, удалившись в ванну,
Там напевать весёленький мотив, —
Что привязался к ней с телеэкрана…

Достопочтенный реб Анри,
вот мы и свиделись с тобою.
Под италийское вино,
в неторопливом тет-а-тет –
Перелистали сорок лет,
дарованные нам судьбою, —
Что были мы разлучены.
Но ей укора нет.

Да разве можно в два часа
вместить мытарства и победы,
И восхитительный ваш плов,
и фото-видео азарт…
Мы всё вместили в диалог,
не исключая и обеда,
И, провожаемый тобой,
я поспешил назад.

Надеюсь вновь я посетить
тебя и славное семейство.
Возможно, песенки твои
дуэтом мы споём.
Надеюсь, и для наших жён
у вас найдётся время-место –
Поговорить вдали от нас –
о женском, о своём

“Я знаю — никакой моей вины…”
(А. Твардовский)

Я знаю — никакой моей заслуги,
Что пережил я засухи и вьюги,
Что высушили-вымели страну.
Что выжил и в Блокаду, и в Войну.

Что я прошёл Науки путь тернистый
Наперекор апологетам расы чистой,
И в крутизне, когда себя искал
(И находил),
я не соскальзывал со скал…
И вот — к последнему уже причалил брегу,
И бес в ребро, и поклоненье Бегу.
Ведь с детства Бег — моё второе “я”…

Пожалуй, в этом лишь заслуга есть моя.

Пролистать наверх